"Последние 30" - это только начало

Сергей Карпов и Сергей Простаков о проекте "Последние 30"

23 апреля запустился кросс-медиа проект "Последние 30". Проект о постсоветской России, ее тенденциях и событиях, которые мы помним, и о которых совсем забыли. О нас с вами, о том, какими мы были и какими стали. Одна неделя, одна тема: образование, терроризм, мода, бизнес - все, что нас окружает.
Наш корреспондент встретилась с авторами "Последних 30" документальным фотографом Сергеем Карповым и журналистом и историком Сергеем Простаковым, чтобы узнать, зачем они придумали, и для чего запускают проект.
 
 
Юлия Корчагина: Чему будет посвящен ваш проект?
 
Сергей Карпов: Наш проект о постсоветскости, о тенденциях, которые появились в тот период и никуда не ушли. Мы пытаемся понять и посмотреть, как живет человек. Мы берем интервью у людей, которые делали историю. Например, у кооператоров, которые первыми создали отношения, которыми мы пользуемся сегодня.
 
Сергей Простаков: Проект посвящен исторической и коллективной памяти нашего общества. Мы стремимся осмыслить российскую историю последних 30 лет со времен начала Перестройки. В школе все учили историю как историю государства, она всегда рассматривалась как бы без людей. Все привыкли, что история ставит твое участие в жизни общества под сомнение. Мы иначе хотим взглянуть на исторический процесс. В нашем проекте в центре истории находится человек. Этот проект про нас, про здесь и сейчас. Перестройка в определенном смысле не кончилась, обычный россиянин и общество не могут понять, кто они и где находятся.  "Последние" в названии не случайно, мы хотим осмыслить этот период и сказать, что пора заканчивать переход  и строить будущее, проектировать Другую Россию.
 
Корчагина: Как появилась идея создать медиа-проект?
 
 
Карпов: Мы с Сергеем (Простаковым – прим. ред.) работали вместе в "Русской планете", ходили снимать места, где проходили события 1993, история с защитниками Белого дома. Мы начали работать довольно плотно. Я снимал, Простаков писал, у нас получался довольно качественный продукт. Я решил начать снимать портреты. Тогда Рита Филиппова, фоторедактор  "Русской планеты", предложила нам сделать что-нибудь на 21-ую годовщину тех же событий, так появилась серия портретов. Я в то время не очень сильно понимал, зачем все это, но отчетливо осознавал, что это уже совсем другой язык фотографии.  Вскоре я стал понимать, что мой круг замкнулся на одной теме. Все мои мысли сошли в одной точке. Одна тема - идентичности человека и восстановления исторической памяти. Все мои проекты были направлены на это.
 
Простаков: В начале декабря  прошлого года "Русской планеты" в прежнем виде не стало.  Как-то мы сидели вдвоем и обсуждали планы и кризис, в итоге пришли к выводу, что нужно что-то делать. У Сергея давно была мысль сделать фотопроект. У меня появилась идея сделать проект о 30-летии Перестройки.  В течение зимы проект дорабатывался.
 
Карпов:  У меня была идея сделать книгу, я уже начал над ней работать. Но потом, появилась идея медиа-проекта, а так как мы давно хотели делать какой-то проект, решили сделать большую интересную историю.  Этот контекст, в котором мы живем сейчас неотрефлексирован, как и все произошедшие за эти годы события. Это очевидно, что разговаривая с соседом, мы говорим не на одном языке, поскольку в одни и те же слова мы закладываем  разный смысл.
 
Корчагина:  Был ли какой-то отбор тем и героев?
 
Карпов: Мы понимаем, что в рамках этого проекта нельзя претендовать на всеохват, мы выбирали темы, которые интересны и волнуют нас. Мы до сих пор спорим по многим из них и периодически что-то меняем, и это нормально. Первые два месяца мы с Сергеем  обсуждали и отсеивали темы, потом к нам присоединились Анна Алешковская и Юрий Гущин. Мы также отталкивались от галерей и героев.
 
Простаков: Сейчас с нами сотрудничают уже очень много интересных ученых и журналистов. Журналистское сообщество достаточно тесное. Каждый знает о том, чтобы мог сказать другой. Поэтому мы просто выбирали из известных нам имен.  У нас в проекте все концептуально: 30 тем, 30 авторов, 30 галерей. Большие темы: субкультура, мода, спорт, конфликты, бизнес.  На осмысление российской истории сильно повлияла философия Гегеля. Согласно Гегелю человеческая история развивается в противостоянии и конфликте. Старая эпоха (тезис) отменяется новой эпохой (антитезис). Но следующая за ней вбирает и гармонизирует опыт предшествующих времен (синтез). Подобное видение истории мы попытались заложить в наш проект для максимально всеобъемлющего рассказа о постсоветской эпохе, отдавая долг уважения русской историософии. Поэтому проект имеет трехчастную структуру: мнение ученого, журналиста и фотогалерея.   Наука претендует на объективность, поэтому ученые расскажут максимально непредвзято о постсоветских магии, моде, образовании, бизнесе и так далее. Это тезис. Но спорить с ним будут истории героев наших фотогалерей, которые были непосредственно причастны к описываемым учеными явлениям. Их субъективный опыт — это антитезис. Журналисты попытаются осуществить синтез объективного знания и субъективного опыта в своих колонках.
 
Карпов: Сначала, если говорить о спикерах,  была идея связываться с институциями, но получалось намного дольше. Сейчас мы напрямую связываемся с автором, выходит намного быстрее и эффективнее. Необходимо отметить, что мы не делаем СМИ, это исследовательский проект, из тех медиа-проектов, которые за последнее время появились,  мы ближе всего к "Arzamas", но мы другие. На данный момент нас поддерживает Европейский университет в Санкт-Петербурге, и он поможет нам с конференцией по окончании проекта. Телеканал "Дождь" стал нашим информационным спонсором. Мы также работаем с  Фондом Егора Гайдара над оффлайновой частью нашего проекта - лекторием, а также Фонд Генриха Бёлля поддержал нас и помог нам по части создания фотогалерей.
 
Корчагина:  Проект посвящен частной истории, я правильно поняла?
 
Карпов:  Да, это проект о человеке, мы рассказываем устную историю. Мы много общаемся с людьми в рамках проекта, и это замечательно. Мне, например, были не особо интересны кооператоры до того, как мы не поговорили с ними. Встретившись с людьми, услышав их историю, понимаешь, насколько все это интересно и насколько все это по-другому. Этого не прочитать в книгах.
 
Простаков: Для нас Перестройка - точка отсчета. Главное в проекте история человека. Мы не о Перестройке, а о переходном состоянии России. Мы предлагаем нашим героям и читателям написать свою историю. 30 лет страна находится в непонятном состоянии, и что будет дальше, никто не может понять. 30 лет в переходном состоянии - это много по историческим меркам. Один мой знакомый, например, удивился тому, как мы быстро набрали аудиторию, меня это не удивляет: люди хотят понять, откуда они и кто.  Мы снимаем героев фотогалерей. Сначала они говорят нам о том, что им нечего рассказать, но когда задумываются, все меняется. Интервью длится 15 минут,  люди погружаются в свои воспоминания и пытаются их осмыслить.
 
Корчагина: Почему был выбран именно такой формат?
 
Карпов: Я несколько лет исследую новые медиа, а Сергей Простаков исследует историю, последние 30 лет жизни. Делать что-то в вебе в виде статичного сайта скучно. В итоге мы пришли к этой трехчастной структуре. У нас будет настоящий кросс-медиа проект, вебом все не закончится. В конце проекта мы сделаем книгу, проведем конференцию. Наш проект не местечковый, он важный, необходимо,  чтобы о нем говорили.  В истории очень много пятен, например, Первая чеченская компания, о ней не говорят и даже не вспоминают. Мы вспомним о том, о чем все забыли. Мы запускаем сайт, но при этом работаем с формой. Мы исходим от содержания, именно оно в нашем проекте является самым важным.
 
Простаков: Мы начали работу 23 апреля, каждую неделю у нас будет выходить по одной теме, закончится все в ноябре. Такой формат в отличие от постоянного медиа представляет собой законченный продукт. Выход каждой новой темы заставляет публику  рассматривать каждую тему, с одной стороны, как феномен, а с другой, как часть большого потока событий. 
 
Корчагина:  Меняются ли ощущения, когда вы являетесь уже не просто автором проекта, но еще и его создателем?
 
Карпов:  Я человек, который долгое время занимается фотографией, работая в разных редакциях, никогда не чувствовал себя нанятым человеком.  Я много раз снимал то, что мне не нравится, и всегда считал это частью работы. Чаще всего я занимался тем, что мне нравилось. То, что сейчас мы делаем нашей командой это колоссальный опыт, который я бы не получил нигде. Организовать редакцию из 13 человек на общественных началах, это дорогого стоит. Это очень круто! Мы сами ставим себе дедлайны, над нами никто не стоит, и появляется больше ответственности за сам проект. В декабре нас было двое, сейчас нас 14. Мы делаем этот проект, потому что он необходим. Этот проект важен, и если мы доведем его до конца в том виде, в котором собираемся - это будет история, ради которой стоило жить.
 
Простаков:  Надо сказать, что наш проект полностью волонтерский. Все авторы в нем на равных и мы с Карповым делаем массу "грязной" корреспондентской работы. Но само ощущение, конечно, сильно меняется. Когда работаешь в редакции, чувствуешь себя частью коллектива, собранного не тобой, и за не тобой разработанную редакционную политику. А когда у тебя появляется свой проект, ты чувствуешь ответственность за себя и свою идею.  Приятно работать с теми, кто разделяет твои взгляды и идеи. Меня вообще восхищают новые медиа, такие как "Батенька", "Кашин", "Syg.ma" и многие другие. Политическая власть делает журналистов невостребованными, благодаря этому появляется возможность развития маленьких самостоятельных проектов, которые иначе не появились бы. И таких медиа-проектов ближайшее время появится еще много.  Журналистика, какой она была на Западе, в России так и кончилась, не начавшись. Для гуманитариев сегодня нужно как-то зарабатывать иначе, а вот журналисткой заниматься для души. Как в песне Александра Башлачева "Время колокольчиков":  "Если нам не отлили колокол, значит, здесь время колокольчиков". И наши колокольчики сейчас будут звенеть.
 
Корчагина:  Вопрос к Сергею Простакову, вы сами в качестве автора будете что-то писать?         
 
Простаков:  Нет, я идейный вдохновитель проекта, и в качестве эксперта выступать не буду. Буду писать предисловия к некоторым галереям.
 
Корчагина:  С чего начнется проект. Расскажите немного о темах?
 
Карпов:  Мы будем рассказывать в нашем проекте о самых разных вещах. Например, в рамках темы терроризма мы поведаем о людях, которые защищали свои дома от гексогена в 1999, когда гремели взрывы.  Лично мне эта тема очень интересна. Для меня важны темы  конфликтов, все мои проекты и о Южной Осетии, пережившей войну, и о Волгограде, живущем с прошлым Сталинграда, были об этом.  Я не поеду на войну, но о последствиях считаю должным рассказать.
 
Простаков:  Мы начнем с событий Перестройки. Мне нравятся то, как у нас освещены темы субкультур, образования, бизнеса, спорта. Но особо распространяться пока об этом не хочу.
 
Корчагина:  Будут ли еще проекты после "Последних 30"?
 
Карпов:  Есть идеи следующих проектов. Моей давней идеей было собрать коллектив авторов, команду, с которой можно было делать интересные важные проекты. Мы планируем сделать студию, так что "Последние 30" только начало. 
 
Простаков: Как минимум одна идея у нас есть, и ее мы планируем воплотить сразу после "Последних 30".

Календарь


Полезная информация

Закрыть

Подпишитесь на наши обновления!

Подписавшись на наш ресурс вы будете получать на свою электронную почту дайджест самого интересного контента нашей площадки. Рассылка будет приходить вам не чаще одного раза в неделю.

отправить

Указанные вами данные будут использованны только для подписки и не будут переданы третьим лицам

Закрыть