Особенности визуального потребления. Утверждение пройденного

Кое-что об основаниях медиапотребления

Того гляди, что из озерных
дыр
да и вообще - через любую
лужу
сюда полезет посторонний мир.
Иль этот уползёт наружу.
 
И. Бродский, 1992г.
 

Пожалуй, это будет пока мой самый сумбурный текст для Mediacrowd. Тот самый случай, когда в одном человеке сошлись лицом к лицу создатель и исследователь. И примирение не достигнуто. Речь пойдет о вещах многим хорошо известным, но хотелось бы обобщить некоторые более-менее очевидные положения, связанные с восприятием визуальных медиа. В моей жизни пристальный интерес к медиа однозначно развивался на основе фотографии, поэтому в основе размышлений снова и снова оказывается фотография, как личные альфа и омега медиа.

 Фотография, с момента ее открытия, имеет уже более чем 150-лет­нюю историю,  и за это время немало исследователей рассказали нам разное о ней, в последние годы особенно подробно. Фотографию изучают как произведение искусства и как исторические документы, и даже  как средство активного психоло­гического воздействия. Для социолога-исследователя  встает немало актуальных вопросов: важно выяснить, какие изменения в обществе повлекло за собой создание фотографии, какие функции она выполняет сегодня, каков ее вклад в современный мир и современную медиасреду. В какой-то момент оказывается, что для адекватных  ответов на эти вопросы необходимы знания из многих наук: психологии, семи­отики, герменевтики, социологии, искусствоведения, философии, культурологии и т.п. Большинство современных исследовательских работ в области фотографии, медиа, выполняются в стилистике полипарадигмальности и это естественно, если речь идет о таком сложносочиненном  феномене, как фотография. Сейчас мы лишь остановимся на некоторых психологических особенностях восприятия визуальных образов в целом.

 В настоящее время и современный человек перегружен информацией, и визуальный код  все сложнее воздействует на потребителя контента, преодолевая защитные меха­низмы сознания. Немало исследователей полагают, что мы оказались во времена недостаточности изобразительного мате­риала, выраженного в фотографии или рисунках.  Все больше книг, в том числе прикладного характера, про необходимость индивидуального подхода к каждому значимому  медиа высказыванию, создание воздействующего на эмоции художественного образа. А для этого актуализируются  знания закономерностей визуального восприятия, вкусов аудитории, поиски новых форм син­теза наук и искусства. Трансмедиа  уже ворвались в нашу жизнь полноводной рекой разнообразных  "сообщений".

 Сейчас изображение в средствах массовой информации и в медиаполе можно рассматривать как визуально структурированный источник информации, с которой люди соотносят свое поведение в той мере, в которой это кажется им существенным и приемлемым. И уже довольно давно известно, что на поведение людей можно влиять с помощью изображений, причем степень этого влияния пропорциональна адекватности восприятия субъектом структуры и контекста изображения.

В реальной жизни мы используем зрение для ориентации в про­странстве, опознании предметов окружающего нас мира и т.п. При­мерно, то же самое происходит и тогда, когда нам показывают изоб­ражения товаров или событий, чтобы мы сориентировались в их многообразии, сфокусировавшись на тех из них, которые кажутся нам важными. Изоб­ражения коррелируют с реальным миром и нашим восприятием реальности.

Изображения указывают на реально существующие предметы. Вопрос "Является ли визуальный образ аналогом реальной вещи или чем-то еще?" - под­робно рассматривается в семиологических концепциях визуального образа.

Одним из примечательных свойств изображений является то, что они распознаются людьми раньше, чем информация, представленная в другой форме. Примерно с двухлетнего воз­раста происходит отчетливое распознавание на картинках людей, мужчин, женщин, животных, разных предметов из опыта (хотя полное образное видение достигается позже). Вербальная информация воспринимается в своей полноте позднее и требует определенных дополнительных усилий. Такое положение вещей во мно­гом основывается на специфике функционирования человеческого моз­га. Как известно, мозг состоит из двух полушарий: левое осуществ­ляет логические операции и рациональное мышление, там распо­ложен центр речи и происходит вербальное распознавание; а пра­вое производит операции по образному восприятию и распознава­нию визуальных объектов. Более раннее распознавание визуаль­ных образов объясняется, вероятно, тем, что в ходе эволюционного развития, природа создала ребенку с самых первых дней механизм первичной ориентации путем сравнения предъявляемых образов матери, груди и т.д. Когда же мы видим одновременно изображение и текст, происходит апелляция сразу к двум полуша­риям мозга. И здесь очень важно, чтобы эти два информационных потока не ослабляли, а дополняли и усиливали друг друга. И в хорошо продуманном медийном сообщении рекламе можно говорить о широком воздействии за­данной информации на сознание и бессознательное аудитории данного сообщения.

При этом оценить точ­но, в какой степени изображения оказывают влияние на людей, в на­стоящий момент представляется крайне актуальной проблемой для исследователя и творца, так как с одной стороны  сред­ства массовой информации в современном мире уже превратились в мощные орудия идеологического манипулирования, а с другой...  Медиа объекты из мира искусства в значительной степени определяют не только эстетическую, но и мировоззренческую картины мира современного человека.  

 

Отметим, что исследования по психологии восприятия определили, что мужчины и женщины по-разному реагируют на предъявляемые изображения, несколько по-разному фиксируют внимание на разных элементах визуаль­ного ряда. Весьма специфичным оказывается и восприятие представите­лей разных народов. Это доказывают опыты с «бинокулярным со­ревнованием». Из двух возможных изображений испытуемый воспринимает одно как более знакомое, привычное (например, аме­риканцы видят бейсбол там, где мексиканцы корриду, а жители ос­тровов, на которых живут только зебры и нет обычных лошадей, в своих изображениях зебры совсем не обращают внимание на их по­лосы - самый мощный отличительный признак зебры для предста­вителей других культур). Имеет значение и возраст. Старея, чело­век начинает реагировать лишь на наиболее значительные сигналы, утрачивается острота видения в длинно- и коротковолновых частях спектра; пожилые люди обычно отдают, например, предпочтение фиолетовой гамме цветов.

Несмотря на некоторые. Иногда значительные индивидуально-типологические раз­личия в восприятии изображения, общим оказывается характер вос­приятия. Представляется установленным фактом, что восприятие  в целом происходит последовательно и носит поэлементный характер. Поэлементность «прочтения» особенно четко проявляется там, где изображение со­седствует с текстом и поэтому не может быть воспринято сразу и од­новременно. И тут снова начинает особенно беспокоиться «творец», которому необходимо знать, как происходит восприятие зрительного образа. Сознательное восприятие характеризуется постоянным сме­щением внимания на другие объекты. Последовательность, в кото­рой один элемент сменяет другой, относительно свободна, но все же не полностью  произвольна. Она зависит, по крайней мере, от трех факторов: читательского навыка, реакции зрителя на присутствие тех или иных элементов в изображении и композиционных особенностей. Фотограф, видеограф в целом мо­жет показать фрагменты визуального поля, тем самым при­дав ему больший вес, или из нескольких элементов составить значимый для зрителя фон.

Визуальный образ в медиасреде - это конг­ломерат информационных потоков. Он не сводим только к иконическому знаку, лишенному смысловой составляющей, напротив, хочет быть узнанным и интерпретированным, а значит, представ­ляет те отношения и ценности, которые значимы для человеческого поведения. При этом изображение, в отличие от текста, может быть одинаково легко прочитано людьми, принадлежащими к разным культурным, языковым и этническим группам, что делает аудито­рию зрителей намного шире аудитории слушателей и читателей. И это принципиальный факт, если нас интересует канал широкого воз­действия на аудиторию. Языковая проблема может отступить на второй план, уступая визуальному миру первую партию.

Как таковая, визуальная картинка не знает языковых границ. Она будет почти одинаково интерпретироваться людьми из Азии и Африки, Европы и Америки (например, образ женщины с ребен­ком). Впрочем,  восприятие лиц, принадлежащих к разным культурам, будет все же различаться настолько, насколько различна интерпретация визуальных кодов в разных культурах, а это связано с историей их возникновения и развития.

Визуальный язык в каком-то смысле транскультурен, т.е. обла­дает возможностями единого прочтения визуальных кодов предста­вителями разных культур. Визуальные медиа, таким образом, сами создают визуальную транскультуру. Видеоряд, рассчитанный на восприятие максимально возможной аудитории, стремится избегать узкокультурных визуальных образов, если это не предусматривает­ся стратегическим замыслом, узкой направленностью послания на целевую аудиторию. Однако в наши дни все большее число доселе узкоспециализированных визуальных форм приобретают общемировую значимость. Например, изображение исламских культовых соору­жений в лучах заходящего солнца на фоне золотистых барханов в рекламе одеколона отнюдь не ориентировано только на восприятие жителей Средней Азии.

 

Итак, подводя некоторые итоги, особенно интересным кажется некий перечень знаний, который мог бы значительно дополнить и уточнить наши представления о мире современных медиа. И все нижеперечисленные проблемные зоны вряд ли возможно уточнить, пренебрегая полинаучными исследованиями, о  которых я упоминал в самом начале.

 

  1. Типизация представлений разных категорий населения о том, как должны выглядеть представители разных социальных страт, какими визуальными атрибутами они должны сопровождаться;
  2. скорость, с какой некоторый образ наделяется различными смыслами при определенной технологии информационного воздействия;
  3. насколько разнообразные визуальные маркеры социальной, культурной дифференциаций  подвержены трансформации;
  4. как конкретно влияют на становление и формирование мировоззренческих и эстетических  представлений визуальные образы, репрезентированные средствами различных медиа.

 

Кажется, такое влияние уже реализуется, причем медиасфера уже воспринимается как проявление некоего глобального общества, и человек начинает формировать свою систему ценностей именно в соответствии с увиденным им в средствах массовой инфор­мации, социальных сетях и прочее, которые отождествляются с глобальным целым. Причем сте­пень воздействия на индивида оказывается тем большей, чем боль­ше он ориентируется в своем поведении на мнение глобального  медиа сообщества.

 

У исследователей не предвидится горизонта. У творцов, впрочем, тоже. И, кажется, «большая игра» в мире глобализированных, синтетических, высокотехнологических медиа только начинается раздачей за столом возможностей.

 
 
 
 

Календарь


Полезная информация

Закрыть

Подпишитесь на наши обновления!

Подписавшись на наш ресурс вы будете получать на свою электронную почту дайджест самого интересного контента нашей площадки. Рассылка будет приходить вам не чаще одного раза в неделю.

отправить

Указанные вами данные будут использованны только для подписки и не будут переданы третьим лицам

Закрыть